Регистрация

Восстановление пароля
/ Articoli / Художник / Чтение / Герой / Handmade
Все выпуски
Зима
2018/2019
#БУМАЖНЫЕ ЗМЕИ
/ В СТАТУСЕ «МОЛОДОЙ ХУДОЖНИК» МОЖНО ПРЕБЫВАТЬ ПОЧТИ ДО ПЕНСИИ, НО ТАНЯ ПЁНИКЕР В САМОМ ДЕЛЕ ОЧЕНЬ МОЛОДА. ЕЕ ПЕРВАЯ ПЕРСОНАЛЬНАЯ ВЫСТАВКА СОСТОЯЛАСЬ В 17, И СПУСТЯ СЕМЬ ЛЕТ ОНА ОЩУЩАЕТ НЕЧТО ВРОДЕ ТВОРЧЕСКОЙ ЗРЕЛОСТИ. В МГИМО ОНА НАУЧИЛАСЬ РАЗМЫШЛЯТЬ, А В ТВОРЧЕСТВЕ ВСЕГДА УМЕЛА И ПРОДОЛЖАЕТ БЫТЬ ИСКРЕННЕЙ И ЗАГАДОЧНОЙ ОДНОВРЕМЕННО /
текст МАРИНА ФЕДОРОВСКАЯ
фото ВЛАДИМИР ДОЛГОВ

Рисунки Тани Пёникер производят впечатление, на удивление близкое тому, что испытываешь, глядя на графику больших художников. Воображаемые метафоричные миры Брейгеля, Босха, Дали и многих других были почти осязаемы, и гении умели воплощать их на бумаге или холсте. Персонажи работ Тани Пёникер – звери, люди, птицы, окологотические чудища и растения – сплетаются в сюрреалистические узоры, закручиваются вихрем в венки и разнообразные формы, которые хочется раскручивать, рассматривать целиком и в мелочах. Сегодня большинство молодых художников пробуют свои силы в новых медиа, на край – в стрит-арте, а Пёникер знает свой способ быть современной – на бумаге. С разговора о разных носителях мы и начали разговор.

– Я больше всего бумагу люблю. C холстом пока что не состоялся у нас диалог. Сейчас читаю лекции Умберто Эко «Растительная память, или Почему книга помнит все», и мне его мысли про свойства бумаги очень близки: в самом деле бумага обладает особой памятью. Я всегда говорю, что против прогресса в каком-то смысле, мне кажется, он нас отупляет. Перестают существовать физические носители – книги, рисунки. При этом мне часто говорят, что, если смотреть вживую мои рисунки, это дает совсем другие ощущения, чем в оцифрованном виде на сайте. Бумага – это класс!

– А какую бумагу любишь?

– Всякую, но есть разница на самом деле. Например, наша российская бумага очень уступает всяким там английским. Обложку для BoscoMagazine я рисовала на Winsor & Newton – это очень хорошая толстая акварельная бумага, 300 г.

– Я помню, уже будучи известным в профессиональной среде художником, после окончания МГИМО ты стала искать работу. Думала поменять род деятельности?

– Зачем я это делала?!. (Улыбается.) У меня не было сомнений, что стану профессиональным художником, но они были у моей мамы, и она их мне, можно сказать, внушила. На самом деле мое образование, конечно, дает свои плюсы, потому что после школы я вышла совсем ребеночком. После института появилось ощущение глобальности. Раньше мой мир был сосредоточен на себе, на девичьих грезах и переживаниях, а МГИМО очень расширил кругозор. Но я всегда параллельно занималась искусством, не в таком объеме, конечно, как сейчас, когда я каждый день рисую.

– А скажи, что делает художник помимо того, что рисует?

– Думает! (Смеется.)

– Многие считают, что художники в основном тусуются с друзьями, а что вот конкретно тебе нужно для верного самоощущения?

– Художники, конечно, все разные, но для меня важно новые эмоции получать. Я могу даже провоцировать разные ситуации, чтобы запустить этот поток символов и хитросплетений, который у меня в картинах формируется. Когда работаю, не отвлекаюсь ни на что, не выхожу никуда, ни с кем не общаюсь почти, нахожусь постоянно в процессе. И этот период чередуется с другим – когда получаешь новые эмоции, ходишь куда-то, освобождаешься от предыдущей работы и с людьми общаешься. Но эти периоды не надо миксовать. У меня все четенько: это работа, а это отдых.

–Ты поступила в ИПСИ (Институт проблем современного искусства), чтобы понять больше про современное искусство?

– Ну да, ИПСИ поставил у меня в голове, что и кто есть в искусстве. Мы занимались в бывшей студии Кабакова на Чистых прудах, это дало определенный опыт соприкосновения с историей нашего современного искусства.

– А как ты начала с Vladey работать?

– Все началось с того, что в 2011 году я отправила заявку со своими работами на проект «Старт» на «Винзаводе». Мне было 16 лет еще. Куратор Арсений Жиляев выбрал мои работы для выставки, и так началась моя выставочная история. В ИПСИ я поступила уже после – в 2013-2014 годах. А потом уже меня пригласили сотрудничать с Vladey. Там мои работы участвуют в аукционах, и там было несколько выставок.

– А расскажи немного про свое отношение к семейным традиционным ценностям, которые важны для Bosco.

– Очень хочется верить, что счастливые семьи существуют, но я мало таких встречала. Конечно, важно быть счастливым, но попадание в зону комфорта довольно опасно для художника. Я на себе уже успела ощутить это по опыту прошлых отношений: попала как раз в эту зону комфорта и поняла, что для художника это прямо застой. Так что пока не знаю, будет ли в моей жизни такая семья, которая не помешает творчеству. А моя главная семья сегодня – это мама, бабушка и сестра. У нас такое женское царство. Но это же не совсем обычная семья, правильно?

– Мне кажется, во многих странах мира и в России именно такая семья, очень даже обычная.

– Такая и есть. И у нас тот самый семейный очаг, любовь. И эта семья оставляет возможность творчества, потому что каждый своим делом занят, вот правда!

#Таня Пёникер рисует акварельными карандашами, тушью и красками
#В зависимости от размера на каждый рисунок может уходить от недели до нескольких месяцев
#С акварелью у Пёникер особые отношения
BOSCO DI CILIEGI Контакты:
Адрес: г. Москва, Красная площадь, 3, ТД ГУМ 109012,
Телефон:8 800 500-44-36, Электронная почта: internetboutique@bosco.ru