Регистрация

Восстановление пароля
Все выпуски
Зима
2018/2019
#СЕМЕЙНЫЕ НИТИ
/ LARDINI – ЭТО ПОЧТИ СОРОКАЛЕТНЯЯ ИСТОРИЯ, МЕСТНЫЕ НОУ-ХАУ, УВЛЕЧЕННОСТЬ СВОЕЙ РАБОТОЙ И ПРЕДАННОСТЬ АБСОЛЮТНОМУ КАЧЕСТВУ. ВОЗГЛАВЛЯЮТ БРЕНД ДВА БРАТА И ДВЕ СЕСТРЫ ЛАРДИНИ. НАЧИНАЛИ ОНИ С НЕБОЛЬШОЙ ШВЕЙНОЙ МАНУФАКТУРЫ, КОТОРАЯ ПОЛУЧИЛА ЗАКАЗ НА ПОШИВ МУЖСКИХ КОСТЮМОВ ДЛЯ VERSACE. К НАЧАЛУ 90-Х В МАСТЕРСКОЙ УЖЕ ДЕЛАЛИ КОСТЮМЫ ДЛЯ SALVATORE FERRAGAMO, DONNA KARAN, DOLCE & GABBANA, BURBERRY. А ЕЩЕ ЧЕРЕЗ ПЯТЬ ЛЕТ ЛАРДИНИ ВЫПУСТИЛИ КОЛЛЕКЦИЮ ПОД СВОИМ СОБСТВЕННЫМ ИМЕНЕМ И ФИРМЕННЫМ ЗНАКОМ – ЦВЕТКОМ-ЧЕТЫРЕХЛИСТНИКОМ. СПЕЦИАЛЬНЫЙ КОРРЕСПОНДЕНТ BOSCOMAGAZINE АНДРЕЙ ЛОШАК ОТПРАВИЛСЯ НА РОДИНУ БРЕНДА, В ФИЛОТТРАНО, ЧТОБЫ РАСКРЫТЬ СЕКРЕТ ИХ СЕМЕЙНОГО УСПЕХА /
текст и фото АНДРЕЙ ЛОШАК
#Цветок на лацкане пиджака – символ Lardini, мужского романтизма и современного классического стиля
#Комплекс зданий Lardini расположился на склоне холма в одном из игрушечных городков провинции Анкона – Филоттрано
#Сегодня Lardini – это 900 сотрудников, 1500 предметов одежды, выпускаемых ежедневно, восемь монобрендовых бутиков от Токио до Милана

«Строгий безупречный вкус и готовность к экспериментам – вот что отличает этих ребят», – сказал о братьях Лардини Ник Вустер, икона стритстайла из Америки, вместе с которым Лардини сделали несколько лет назад линию одежды. Правоту этих слов я ощущаю с самого начала поездки. Выходцы из рабочего класса, Лардини сумели окружить себя изысканной красотой: они в ней живут, и они ее создают. Фамилию простолюдинов из глубинки им удалось превратить в модный бренд с ежегодным ростом в 20%, экспортом в 60% и оборотом почти в 100 млн евро. Лардини – очень итальянская история успеха.

Дорога до фабрики Lardini – отдельное эстетическое удовольствие. Такси везет меня вглубь одной из самых живописных провинций Италии – Анконы. Бесконечные волны зеленых холмов с игрушечными городками на их вершинах чередуются с романтическими руинами крестьянских хозяйств, расположенных в плодородных долинах. Местные жители уходят с земли на фабрики – процесс, начавшийся много десятилетий назад, когда в Анкону пришла индустрия моды.

Комплекс зданий Lardini расположился на склоне холма в одном из таких игрушечных городков – Филоттрано. От открывающихся видов захватывает дух. «В такой красоте трудно не стать дизайнером чего-то прекрасного», – завистливо думаю я, уроженец московского района Химки-Ховрино. Но Lardini не просто наследуют богатую итальянскую традицию: они создают остросовременные вещи, которые эту традицию гармонично дополняют. Достаточно посмотреть на фабрику, которая сама по себе дизайнерский объект. Минималистичные очертания строений из стекла и бетона идеально вписаны в сельский пейзаж, словно сошедший с картин художников итальянского Возрождения. У дверей меня встречают два брата, Луиджи и Андреа. В этой поездке по Италии мне пришлось повидать немало хозяев семейного бизнеса – все они чем-то похожи. Роскошно седовласые и загорелые, в игриво расстегнутых на верхнюю пуговицу рубашках или поло, в мокасинах на босу ногу. Почти все плохо говорят по-английски (в отличие от своих детей), почти все жизнерадостные, открытые и, как ни странно, простые люди, не имеющие ничего общего с советскими страшилками о безжалостных «эксплуататорах». Братья Лардини вполне отвечали этому стандарту с небольшой поправкой: одежда на них безукоризненного качества.

Lardini славятся своими пиджаками. Первым делом меня ведут к стенду, посвященному истории фирменного знака – цветка на лацкане пиджака. Луиджи придумал его 10 лет назад. Он отсылает сразу ко многим вещам: к 70-м годам, когда носить значки на лацкане было модно, к итальянской традиции приходить на свидание с одним цветком, ну и наконец, просто к бутоньерке как символу мужского романтизма. Цветочки Lardini могут быть самыми разными: войлоковыми, шерстяными, деревянными и даже золотыми. «Да, мужчина Lardini, скорее всего, человек деловой, но не лишенный романтики», – говорит Андреа хриплым голосом мафиози. Луиджи продолжает: «Нам нравится разрушать стереотипы: деловой, но романтичный, строгий, но неформальный, классический, но экспериментальный». Я с удивлением спрашиваю, как такое может быть: это же противоречащие друг другу понятия. «Мы – живое подтверждение этому, – с улыбкой говорит Луиджи. – Классического стиля в привычном понимании больше не существует. Мода становится все более индивидуальной, теперь каждый выбирает свой стиль, тренды постоянно и быстро меняются. За всем уследить невозможно, но мы и не пытаемся. Когда ты перестаешь быть просто фирмой, а становишься брендом, ты уже сам определяешь моду. Ты больше не должен следовать желаниям клиентов. Они следуют за тобой».

Превращение фирмы в бренд происходило постепенно. Ровно 40 лет назад 18-летний Луиджи создал свою первую коллекцию. Чтобы ее реализовать, нужны были деньги. Луиджи был слишком молод, чтобы получить кредит. Пришлось убеждать отца, водителя грузовика, отдать ему все свои накопления. Не знаю, что именно сказал Луиджи отцу, но, очевидно, что-то очень убедительное: отец сыну поверил. Так возникло небольшое предприятие по пошиву мужских костюмов. Вскоре к фирме присоединились старший брат Андреа и две сестры, Лорена и Аннарита.

«Tutta la grande famiglia», – говорит Андреа, и эта фраза звучит потом неоднократно. Я на свою голову решаю уточнить, сколько у отца одолжили денег. Братья начинают вспоминать, и между ними неожиданно разгорается спор с размахиванием рук и громкими протяжными возгласами. В какой-то момент мне начинает казаться, что я смотрю фильм итальянских неореалистов. «Это они по поводу курса лиры к евро спорят», – привычным голосом говорит дочь Луиджи Бренна, отвечающая в компании за пиар. Спор утихает так же внезапно, как начался. «10 тысяч евро», – подытоживает Луиджи.

В начале 80-х дела у Лардини пошли настолько хорошо, что молодым людям начали заказывать одежду знаменитые марки: Valentino, Versace, Ungaro, Burberry и другие. Поразительно, с какой рациональностью эти экспрессивные, размахивающие руками итальянцы умеют подходить к делу. Первые 15 лет Лардини накапливали опыт и первоначальный капитал. Только с 93-го года они начинают выпускать собственную одежду, но пройдет еще пять лет, прежде чем они решатся назвать бренд собственной фамилией. Даже в этом видно бережное отношение к священному для итальянцев понятию la famiglia. Сегодня Lardini – это 900 сотрудников, 1500 предметов одежды, выпускаемых ежедневно, восемь монобрендовых бутиков от Токио до Милана.

История Лардини – наглядная иллюстрация преимуществ семейного бизнеса. Каждый член семьи оказался тем необходимым кусочком пазла, из которого сложилась идеальная картина. Луиджи – креативный директор и мозг предприятия, Андреа, программист по образованию, отвечает за всю техническую часть, Лорена, экономист, – за финансы и продвижение, младшая Аннарита – за контроль качества. «Это очень удобно, когда компанию возглавляет семья. Больше уровень доверия, быстрее решаются вопросы. Если какая-то серьезная проблема, собирается семейный совет, и мы оперативно выносим решение», – говорит Андреа, и все согласно кивают. Я вспоминаю, как яростно братья только что спорили из-за какой-то ерунды, и мне кажется, что Лардини тут немного лукавят. Впрочем, какая разница, если в этих семейных спорах рождается истина. Успех компании это только подтверждает.

Мы входим в пошивочный цех. Сотни женщин строчат, кроят и режут, по цеху разносится равномерный гул швейных машин. Меня знакомят с начальником цеха. Я почему-то не удивляюсь, тому что он мужчина. Очевидно, что патриархат в Италии, в отличие от соседних стран, свои позиции еще полностью не сдал. На вешалках и столах одежда не только Lardini, но и других знаменитых брендов: Burberry, D&G, Balenciaga. Компания по-прежнему зарабатывает тем, что шьет для других модных марок, – безусловное подтверждение высочайшего профессионализма работников фабрики. При этом последние 10 лет процент собственного производства неуклонно растет, процент заказного падает. Начальник пошивочного цеха рассказывает, что производство в компании автоматизированное, но есть в пиджаке одна деталь, которую по-настоящему хорошо можно сшить только руками, – это плечи. Луиджи подхватывает: «Мы очень серьезно относимся не только к дизайну, но и к качеству шитья. Пару лет назад мы пригласили из Венеции старейшего специалиста по плечам в мужских пиджаках. Ему на тот момент было под 80. Ровно три месяца – с 9 утра до 6 вечера – маэстро учил работниц цеха искусству шить плечи. Мы начали 40 лет назад, Армани всего на два года раньше. И я не боюсь утверждать, что Lardini – это не просто модный бренд, это традиции и культура». Слово «культура» звучит по-итальянски точно так же, как по-русски. Луиджи произносит его с поднятым вверх пальцем, отчего становится похожим на грузина. Качество Lardini достигает подлинных высот в продукции одного из самых прибыльных департаментов сейчас – su mezzura: отдел индивидуального пошива, где вы можете вместе с дизайнером компании сшить под себя идеальный костюм.

Раздается звонок, и цех моментально пустеет. Обед в Lardini для Италии необычный – с 12 до 14. Дело в том, что в час дня из школы приходят дети, которых надо накормить, и женщины договорились с начальством о том, что их будут отпускать днем на два часа, зато работать они будут не до 5, как везде, а до 6 вечера. Семья Лардини очень ценит своих работников и пытается создать им самые комфортные условия для работы. Это не совсем бескорыстно. Несколько лет назад Лардини открыли производство в Чехии (труд там дешевле) и через год закрыли. Семья столкнулась с огромной текучкой кадров. Только потратил деньги на обучение, а швея уже уволилась. «Там был слишком космополитичный штат сотрудников: люди из разных стран с разной ментальностью, – говорит Андреа. – Мы поняли, что никого лучше наших земляков из родного Филоттрано нам никогда не найти. Многие работают тут с самого начала – 35-40 лет. На их место приходят их дети. Мы все говорим на одном диалекте итальянского и понимаем друг друга с полуслова. Мы любим нашу одежду и нашу работу. Мы называем друг друга по имени. Мы – общность. Una grande famiglia, понимаешь? В этом наша сила и наша душа. И для всех 900 работников Lardini фраза „Made in Filottrano“ не пустой звук».

Филоттрано – важная на карте моды точка. Все началось с двух братьев Джиромбелли. Старший, Орландо, создал мужской бренд «Репортер», младший, Арнальдо, – прославившуюся в 80-х женскую марку Genni и ее молодежную версию Byblos. До создания собственных домов моды дизайнерами марок работали в разное время Джанни Версаче, Кристиан Лакруа, Клод Монтана и другие. Юные гении высокой моды регулярно бывали в Филоттрано, где у компаний Джиромбелли располагалось производство. Естественно, что средневековый городок проникся духом fashionistas. Начиная с 90-х годов Филоттрано охвачен модной лихорадкой. Ну где еще Лардини могут найти такое количество высококвалифицированных профессионалов?

Мы поднимаемся в столовую, больше похожую на ресторан с модным минималистичным дизайном. Меню тоже вполне ресторанное, да и повар, как выясняется, один из лучших в провинции. «Он нам дорого обходится, но мы во всем перфекционисты», – говорит Луиджи. Повар приносит местное вино Rosso Piceno, оно оказывается великолепным. Я имею неосторожность спросить, сколько стоит бутылка в магазине, и тут снова начинается. Андреа и Луиджи минуты три что-то восклицают и машут друг на друга руками, потом зовут повара в свидетели, Бренна невозмутимо переводит: «Они спорят насчет цены. Один говорит, что вино в среднем стоит больше 10 евро, другой – меньше». «Средняя цена – 12 евро», – заключает Луиджи, из чего я делаю вывод, что последнее слово на семейных советах все-таки остается за ним.

На обед подтягивается Алессио, сын Андреа, красавчик а-ля Мальдини в синем пиджаке и белой рубашке. Сейчас все офисные модники носят примерно то же самое, но то, как сидит пиджак на Алессио, цветочек на лацкане, платочек в кармане, идеальное сочетание тканей и тонов, выдают в молодом человеке плейбоя международного масштаба. Алессио отвечает за развитие бренда в Японии, где Lardini имеют статус культовой марки. У двух братьев и сестер восемь детей, шестеро из них уже работают в семейном бизнесе, а двое еще пока просто учатся. Младшая дочь Луиджи – на дизайнера в Сент-Мартинc, дочь Лорены – на MBA в США. «Бренна и Алессио говорят по-японски, но у нас никто в семье не говорит по-русски! Алессио, ты должен выучить русский: в России потрясающие женщины, поверь мне», – смеется Андреа. Потом поправляется: «Надеюсь, моя жена никогда не прочтет этот текст. Семья для нас – самое главное».

#Производство в компании автоматизировано, но есть одна деталь, которую по-настоящему хорошо можно сшить только руками, – это плечи в пиджаке
#Многие сотрудники работают на фабрике с самого начала – 35-40 лет. На их место приходят их дети
#Дочь Луиджи Бренна отвечает в компании за пиар
#Столовая фабрики больше похожа на ресторан с модным минималистичным дизайном. Шеф-повар – один из лучших в Анконе
BOSCO DI CILIEGI Контакты:
Адрес: г. Москва, Красная площадь, 3, ТД ГУМ 109012,
Телефон:8 800 500-44-36, Электронная почта: internetboutique@bosco.ru