Регистрация

Восстановление пароля
/ Articoli / Художник / Чтение / Герой / Личное / Handmade
Все выпуски
Осень
2018
#БОЛЬШИЕ ГОРОДА
/ ПО ПЕРВОМУ ОБРАЗОВАНИЮ ИРИНА КОРИНА ТЕАТРАЛЬНЫЙ ХУДОЖНИК, СЦЕНОГРАФ, ВОЗМОЖНО, ПОЭТОМУ ОНА СПОСОБНА УДИВИТЬ ДАЖЕ ТЕХ, КТО ХОРОШО ЗНАЕТ ЕЕ ТВОРЧЕСТВО. ЭТИМ ЛЕТОМ, К БОЛЬШОЙ УДАЧЕ BOSCOMAGAZINE, ОНА СТАЛА ПРОСТО РИСОВАТЬ /
текст МАРИНА ФЕДОРОВСКАЯ
фото ВЛАДИМИР ДОЛГОВ
#Ирина Корина в своей мастерской на Садовой-Каретной

В российском современном искусстве Ирина Корина занимает особое место – она говорит с окружающей реальностью на языке архитектурных парафразов. Корина известна в мире как мастер тотальных инсталляций, монументальных объектов, внутренний пафос которых – глубокая ирония и желание показать абсурд происходящего вокруг. Она сама себе ставит и решает сложные задачи, поэтому если у ее «монументалок» и есть «заказчики», то это кураторы международных центров современного искусства, биеннале и фестивалей современной культуры. Паблик-арт и работа по заказу города пока не вписываются в понимание Кориной своих задач. «Это любопытная тема, где стыкуются дизайн и искусство, но для меня пока не пересекаются. Мне сложно найти эту грань, потому что я отношусь к современному искусству как к рефлексии на тему сегодняшнего дня, изучению происходящего и документальному повествованию. Меня несколько раз просили что-то придумать для города, но я поняла, что могу придумать что-то только в рамках территории искусства. Вот как проект для „Винзавода“ (в рамках цикла выставок „Прощание с вечной молодостью!“, посвященного 10-летию „Винзавода“, Корина сделала тотальную архитектурную инсталляцию, задействовав почти все корпуса ЦСИ) – объекты находились на улице, но как будто в музее. Или уличный проект в Николе-Ленивце, где все находится в лесу, но вы понимаете, что это парк и фестиваль искусства, поэтому вы туда и приехали».

– А что это за территория искусства, как ты считаешь, насколько она сегодня закрыта, сложно ли войти в арт-сообщество?

– Это пространство совершенно незакрытое. На самом деле это очень демократичное сообщество, и, если вы этим интересуетесь и работаете в этой области, если ходите на выставки, на открытия, у вас возникает ощущение, что вы знаете, что это за люди, ощущение, что вы внутри процесса. Безусловно, какие-то более тонкие и узкие группы, гораздо более закрытые, но в целом сегодня довольно открытое и принимающее в себя арт-сообщество, где все основано на любви и интересе к искусству. Это не закупоренная банка. Лично я открыла для себя эту историю в 1999 году, когда поступила в ИПСИ (знаменитый Институт проблем современного искусства, основанный Иосифом Бакштейном. – Прим. ред.), до этого я училась в ГИТИСе на сценографа, и все было прекрасно, но никакого отношения к миру современного искусства, который тогда был меньше, уже и недоступнее, чем теперь, не имело. В 99-м году почти все сразу и прояснилось, то есть почти 20 лет.

– Какие собственные проекты наиболее важны для тебя?

– Все последние проекты всегда самые важные, потому что постепенно они отдаляются куда-то. Это и инсталляция «Хвост виляет кометой» (2017, «Гараж», в рамках триеннале), и проект на 57-й Венецианской биеннале, и большая композиция на «Винзаводе». Сейчас меня полностью занимает работа, которую можно будет увидеть в сентябре в австрийском городе Граце на одном из старейших в Европе фестивалей современного искусства «Штирийская осень» (steirischer herbst). Екатерина Деготь, директор этого фестиваля, предложила сделать тотальную инсталляцию в пространстве размером в 1000 квадратных метров. Она будет называться «Прошлогодний снег», увидеть ее можно будет с 20 по 30 сентября. Приезжайте.

– Тебя все знают как мастера крупных инсталляций, а этим летом ты внезапно выложила свои рисунки.

– Такая забавная реакция произошла – никто же не знает, кто рисует, а кто нет. На самом деле очень люблю рисовать, но отношусь к этому как к постыдному удовольствию. Но вот я себе это все позволила немедленно, потому что была на каникулах в Батуми, и с тех пор не могу остановиться. Рисовать друзей и знакомых, пространства отдыха, в которых вы оказываетесь, и самое романтичное – это свет: свет солнца, который насквозь проходит и вдруг попадает в темную прихожую, либо электрический свет, который оказывается в доме, а снаружи еще нет, вот такие переходные состояния, которые делают все таким уютным и манящим, мне кажется, во всех дачных интерьерах и в ситуациях отдыха. Неуловимые отсветы и разные световые перепады.

– Семья и друзья – очень близкие понятия. Часто друзья кажутся даже более близкими, чем родственники.

– В понятие членов семьи еще вкладывается ответственность, но мне нравится то чувство спокойствия, которое свойственно семье, оно близко к ощущению от сообщества, когда вы ходите на выставки друг друга и знаете в лицо большинство людей. То есть вы ощущаете некоторое спокойствие, хотя внутри художественного мира могут быть жесткие противоречия, но в целом некое ощущение общности профессиональной очень приятное, примерно такое же, как от семьи.

#Рисунки Ирины Кориной, сделанные этим летом в Батуми
#Мольберт я в начале лета нашла около дома совсем новеньким, он стал для меня указанием возобновить занятия живописью. На нем висят лишние детали – шарики и листик – работы на детском «Архстоянии»
#Этот цветок остался от декорации ко дню рождения моей дочери. А список на стене – часть подготовки к детскому «Архстоянию»
BOSCO DI CILIEGI Контакты:
Адрес: г. Москва, Красная площадь, 3, ТД ГУМ 109012,
Телефон:8 800 500-44-36, Электронная почта: internetboutique@bosco.ru